Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Сказка про необыкновенные приключения плюшевого тигренка и мальчика Сережи. А все началось с того, как Сережа забыл выключить утюг и убежал гулять.

Глава первая

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Прежде чем я расскажу вам всю эту невероятную историю, вы должны узнать, что случилось в этот день рано утром.
Было воскресенье. Поэтому Серёжа Скворцов решил сходить в кино, а мама собиралась пойти по всяким своим взрослым делам.
Мама надела очки и посмотрела на Серёжу. Потом она сказала таким голосом, от которого сразу десять сыновей могли покраснеть с головы до ног:
— Ах! — сказала она. — Посмотри на свои брюки. Я их только вчера погладила. Ну как ты огорчаешь меня своей рассеянностью и своими брюками! А ещё идёшь в кино вместе с Наташей…
Серёжа посмотрел на свои мятые брюки и покраснел. Брюки были мятые потому, что вчера он лёг в постель и забыл их снять. Правда, потом он вспомнил, но было уже поздно.
Нет, чтоб не терять времени зря, лучше сразу сказать вам всю правду о Серёже Скворцове. Человек он был просто замечательный, хороший друг и отличник почти по всем предметам. Но была у него одна ужасная черта характера: Серёжа Скворцов был рассеянный.
И вот мама, зная его характер, потому что она была его мама, уходя, сказала ему: — Серёженька, умоляю тебя, когда пойдёшь в кино, проверь газ на кухне, не оставляй свет в передней, дверь один раз захлопни и два раза дёрни.
Затем мама надела перед зеркалом голубую шляпку с пёрышком, поцеловала Серёжу и ушла.
А Серёжа поглядел в зеркало на свои мятые брюки, и вдруг ему пришла в голову одна мысль: он решил их погладить. А что тут такого особенного? Он уже два раза в жизни гладил сам себе брюки. Серёжа поставил утюг на узорную металлическую подставку и сунул вилку в чёрный штепсель. А когда через пять минут он послюнявил палец и потрогал утюг, то утюг зашипел на него, как рассерженный гусь.
Серёжка уже отгладил одну штанину, но тут зазвонил телефон. Это была Наташа Петрова.
— А я тебя жду-жду на углу. Уже, наверно, полчаса жду! — сказала Наташа своим красивым голосом, как будто она говорила из стеклянной телефонной будки в прозрачную стеклянную трубку.
— Сейчас иду! — крикнул Серёжа. — Подожди!
Он прямо-таки прыгнул в брюки, на ходу завязал пионерский галстук, выключил газ на кухне, погасил свет в передней, один раз захлопнул, а потом два раза дёрнул входную дверь и сломя голову побежал вниз по лестнице.
«Все думают, что я рассеянный, — подумал он, — а я вот взял и ничего не забыл…»
Вот что случилось в воскресенье утром. А теперь послушайте, что было дальше…

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Глава вторая

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

В комнате было тихо-тихо.
Солнце бесшумно светило в открытое окно. Разноцветные пылинки кувыркались в широком жёлтом луче, но тоже делали это совсем тихо.
Серёжкин плюшевый тигр, лежавший на диване и давно уже ставший не то игрушкой, не то подушкой, зашевелился и с усилием встал на четыре лапы.
Оттого, что он редко слезал с дивана, и оттого, что на него часто садились, опилки, которыми он был набит, свалялись в один комок и тигр двигался с большим трудом.
«Раз уж я набит опилками, — рассуждал он, — я не буду отрицать, что стол и диван — мои родственники. Нечего задирать нос, особенно перед теми, у кого вообще нет носа. И всё-таки это очень дальняя родня…»
А самой близкой своей родственницей плюшевый тигр считал мамину меховую шубку, жёлтую с чёрными полосками. Она была такая добрая и пушистая!.. Когда зимой мама надевала эту шубку, тигр любил думать о том, что Серёжкина мама немного и его мама.
Для начала плюшевый тигр решил сделать зарядку. Он стал приседать на задних лапах, стараясь глубоко дышать, чтобы получше проветрить свои опилки.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

При этом он пел такую песенку:
Сказать по правде: мой диван
Имеет маленький изъян.
Ведь там, где есть диваны,
Чудесные диваны (Я сам не знаю почему),
Не скачут обезьяны.
Сказать по правде: океан
Не омывает мой диван.
Ведь там, где океаны,
Большие океаны (Я сам не знаю почему),
Там не стоят диваны.
А потом ему захотелось попрыгать по комнате.
Сначала он прыгнул на низкую табуретку, потом на стул с высокой спинкой, а оттуда прямо на стол.
И вдруг — ой! Плюшевый тигр с разгона ткнулся носом в раскалённый утюг.
Тигр взвизгнул и отскочил в сторону. Он сразу почувствовал носом запах палёного. Конечно, очень легко почувствовать носом запах палёного, когда ты спалил свой собственный плюшевый нос.
— Серёжа забыл выключить утюг! — сообразил тигр. — И поставил его прямо на скатерть!..
Больше всего на свете тигр боялся пожара. Он представил себе, как стонут и трещат в огне его двоюродный стол и троюродный диван, как огонь добирается до маминой шубки.
Тигр вцепился передними лапами в шнур утюга и стал тянуть и тянуть его изо всех сил. Он чувствовал, как рвутся нитки у него на спине, на лапах и даже на хвосте. Но всё равно выдернуть вилку из штепселя он не мог.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Я больше не увижу моего Серёжку! — в отчаянии всхлипнул плюшевый тигр. — Потому что я сгорю. И Серёжа больше меня не увидит, потому что я сгорю…
Тигр прыгнул на подоконник. Окно было открыто. Ветер шевелил весёлые занавески с розовыми цветочками.
«А если я выпрыгну из окна? — подумал тигр. — То всё уже не сгорит, потому что я не сгорю. А если я не сгорю и выпрыгну из окна, то я пойду и обязательно найду Серёжу или маму. Они не игрушечные. Они сильные. Они выключат этот злой утюг — и всё…»
— Раз — два — три!.. — сказал тигр… и не прыгнул.
— Лучше я сосчитаю до пяти, потому что я живу на пятом этаже! — сказал сам себе тигр.
— Раз — два — три — четыре— пять! — сосчитал тигр и опять не прыгнул.
— Нет, если считать «раз— два — три — четыре — пять», то получается какой-то «вышел зайчик погулять». Это всё несерьёзно… — озабоченно бормотал тигр. — Не помню, кто-то говорил мне, что когда прыгаешь из окна, то лучше считать до десяти или даже до ста…
Но в этот момент до тигра донёсся слабый запах гари.
Можно было подумать, что этот запах подтолкнул его. Плюшевый тигр зажмурился, прыгнул и полетел вниз.

Глава третья

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Плюшевый тигр упал довольно удачно. Сразу на четыре лапы, как обычно падают кошки. Правда, нитки на одной лапе порвались, а голова кружилась, как будто в ней произошло сотрясение опилок.
Но это всё были пустяки. Главное, что никто не обратил на него внимания. Все, кто были во дворе, толпились около большого зелёного самосвала. Дворник стоял перед шофёром и, приблизив своё лицо вплотную к его лицу, что-то громко кричал. А шофёр стоял перед дворником и, тоже приблизив своё лицо к его лицу, что-то громко кричал. Самосвал, подняв кузов, высыпал на середину двора целую кучу ярко- жёлтого песка. А вокруг с горящими глазами стояли малыши. В руках они держали совки и лопаты, чтобы сразу начать копаться в песке, как только самосвал отъедет.
Плюшевый тигр перебежал через двор и бросился к тёмным воротам. И вдруг навстречу ему из ворот вышли две совершенно одинаковые собаки. Такие светло-серые с тёмно-серыми пятнами.
Это были Жучка Петина и Жучка Колина. А звали их так потому, что они были очень похожи друг на друга, жили в одном доме и обеих звали Жучками. Их даже хозяева путали, и из-за этого бывало много ужасных недоразумений. Хорошо ещё, что они своих хозяев не путали. Правда, Петя и Коля были совсем не похожи друг на друга.
И вот Жучка Петина и Жучка Колина остановились. Они повернули свои одинаковые головы и посмотрели на бегущего плюшевого тигра.
— Игрушка! — прорычала Жучка Петина.
— Куда-то очень быстро бежит! — добавила Жучка Колина.
— Тоже придумала, по нашему двору бегать… — проворчала Жучка Петина. — Если тут все игрушки забегают, так порядочной собаке и ступить будет негде…

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Правильно! — сказала Жучка Колина светлым радостным голосом. — Поэтому я сейчас схвачу эту игрушку и отнесу Коле.
— Нет, это я её сейчас схвачу и отнесу Пете, — прорычала Жучка Петина.
— У моего Коли через месяц день рождения, и я ему её подарю! — умоляюще тявкнула Жучка Колина.
— Нет, это у моего Пети в прошлом месяце был день рождения, а я ему до сих пор ещё ничего не подарила… — рявкнула Жучка Петина.
И обе Жучки бросились за плюшевым тигром.
Бедный маленький тигр!
Он бежал так быстро, что невозможно было сосчитать, сколько у него лап. А они, эти ужасные собаки — были всё ближе и ближе… Ещё мгновение, они схватят его и разорвут на части. И даже не получат при этом никакого удовольствия.
Тигр повернул за угол и сразу попал под ноги какому-то малышу, которого тащила за руку ещё не очень старая старушка, наверно, его бабушка.
День был очень жаркий.
Все ребята бегали в одних шортах и рубашках.
А на малыше, которого вела за собой бабушка, был надет такой хорошенький шерстяной костюмчик с корабликами и рыбками. На голове у него была шапочка с помпоном, похожим на большое яблоко.
И, конечно, поэтому несчастный ребёнок оглушительно ревел. Пот капал у него со лба, щёк и носа. А из глаз лились слёзы. Можно было подумать, что у него плачет сразу всё лицо.
Увидев тигра, малыш моментально схватил его и прижал к своей груди.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Это моя Киса! — сказал он.
— Это чужая Киса! Может быть, её какой-нибудь больной ребёнок бросил! — заволновалась бабушка и попробовала отнять у него тигра.
Но малыш заревел ещё громче.
— Молодые люди, это ваш тигр?! — закричала бабушка мальчишкам, играющим в футбол на другой стороне улицы.
Но мальчишки ничего не ответили.
Только две совершенно одинаковые собаки стояли рядом и не сводили жадных сверкающих глаз с игрушки.
Бабушка махнула рукой. А малыш вытер плюшевым тигром пот и слёзы, несколько раз глубоко вздохнул и успокоился.
Они вошли в подъезд жёлтого дома и поднялись по лестнице. За ними захлопнулась тяжёлая дверь с замками и цепочками.
«Всё пропало! — в отчаянии подумал тигр. — Отсюда мне уже не выбраться! И я больше никогда не увижу моего Серёжу Скворцова…»
В комнате, куда малыш принёс плюшевого тигра, на стене висел большой портрет моряка в капитанской фуражке, а на шкафу стояла игрушечная модель прекрасного корабля. На таком корабле можно было свободно доехать до любого места, где живут настоящие тигры.
Малыш положил тигра на стул и пошёл вслед за бабушкой умываться.
Тигр сейчас же прыгнул на подоконник.
Но окно было закрыто. Наверно, для того, чтобы в комнате было поменьше свежего воздуха.
Тигр с тоской посмотрел на улицу. Там, на воле, ходили разные люди. Какая-то тётя везла ребёнка в розовой коляске. И ребёнок чему-то весело улыбался.
— Я даже не могу выпрыгнуть из окна… — простонал тигр. — А если я и выберусь как-нибудь на улицу, всё равно меня схватит любая собака и любой ребёнок… Ведь я такой маленький и слабый…
И вдруг он увидел на подоконнике большой морской бинокль. Наверно, это был бинокль самого капитана. Может быть, он забыл его, когда отправлялся в плаванье, а может быть, это был его запасной бинокль.
Тигр заглянул в бинокль и ахнул.
Вся улица мгновенно изменилась.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Дома стали шире и выше. Сосиски, мирно лежавшие в витрине продовольственного магазина, стали размером с колбасы. А чтобы поднять одну бутылку молока, надо было бы позвать десять продавцов и одного директора. Что касается тёти, которая везла малыша в коляске, то она стала самой большой тётей на свете. Коляска стала, как грузовик. А малыш, если бы он вылез из коляски, мог бы сразу пойти учиться в десятый класс.
«Вот так штука! — в изумлении подумал тигр. — Значит, бинокль умеет всё делать большим… А что, если я возьму и пролезу сквозь этот бинокль? Ведь тогда и я должен сразу увеличиться. Это же ясно!»
Плюшевый тигр разволновался и забегал по подоконнику между горшками цветов.
Конечно, это была невероятно смелая мысль. Ведь никто из его знакомых ещё не пролезал сквозь бинокль.
Может быть, это опасно? Может быть, это вредно для здоровья?
— А где моя Киса? — вдруг запищал за дверью малыш.
Нельзя было терять ни секунды.
Надо было на что-то решаться.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Серёженька! — прошептал плюшевый тигр, разбежался и, вытянув вперёд лапы, нырнул прямо в бинокль.
Он ничего не успел почувствовать. Всё произошло очень быстро. Его подхватили какие-то голубые и зелёные волны. Что-то оглушительно треснуло и ослепительно вспыхнуло.
Тигру показалось, что он лопнул, как воздушный шарик, а все его опилки разлетелись в разные стороны. В следующее мгновение тигр кувырком полетел с подоконника, уронив по дороге какой-то противный колючий цветок без цветов.
Подоконник неожиданно оказался совсем маленьким и узким.
Тигр сделал несколько шагов и сразу уронил два стула.
«Вот это здорово! — с восторгом подумал он. — Я стал большим. Во мне теперь по крайней мере две лошадиные силы!..»
— Батюшки! — где-то закричала бабушка. И как отдалённый гром мрачно загрохотали кастрюли.
Плюшевый тигр перепрыгнул через стол и, распахнув дверь, выскочил в переднюю.

Глава четвёртая

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Тем временем Жучка Петина и Жучка Колина сидели около подъезда и, высунув свои одинаковые языки, ждали, что будет дальше.
Всё равно торопиться им было некуда. Петя и Коля пошли в театр и как всегда почему-то не взяли их с собой.
Вот они сидели и от скуки тихонько пели разные собачьи частушки.
Первой запела Жучка Петина:
Я — собака Петина,
На лбу моём отметина.
Уши мои гладкие,
А кошки очень гадкие.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Жучка Колина посмотрела на Жучку Петину с молчаливым восторгом. Хотя на лбу у Жучки Петиной не было даже маленького пятнышка, а шерсть на ушах торчала клочьями, зато она была настоящим поэтом.
Жучка Колина отошла в сторонку и тоже стала сочинять частушку, тяжело вздыхая и молча шевеля губами.
Потом она робко запела:
Я — собака Колина,
Его подруга школьная.
Его до школы провожу
И под окошком подожду.
— Гав-гав-гав! — презрительно захохотала Жучка Петина. — Ты бездарна, как кошка! Что ты понимаешь в настоящей поэзии? Вот слушай:
С ним на парте я сижу.
Его тетрадочки лижу.
Жучка Колина только вздохнула с восхищением и завистью. А Жучка Петина подняла голову и снова запела:
Я нисколько не шучу,
Я Петю лаять научу.
Будет он кричать: «Гав-гав!»,
Хватать прохожих за рукав.
Но не успела она допеть последнюю ноту, как дверь подъезда с грохотом распахнулась. Оттуда выскочило какое- то неизвестное, необъяснимое существо.
Оно было огромным, мохнатым и необыкновенно полосатым. У него были зелёные вытаращенные глаза, а позади болтался длинный хвост.
Жучки мгновенно вскочили на свои одинаковые лапы, зарычали одинаковыми голосами и бросились за ним вдогонку.
— Это настоящий тигр! — на бегу рявкнула Жучка Петина.
— Но он пахнет опилками! — робко тявкнула Жучка Колина.
— Это игрушечный тигр! — уверенно пролаяла Жучка Петина и побежала ещё быстрее.
— Но ростом он совсем как настоящий тигр! — тихо возразила Жучка Колина и побежала помедленней.
— Я наполовину не боюсь, а наполовину боюсь! — прорычала Жучка Петина.
— А я, наоборот, наполовину боюсь, а наполовину не боюсь! — призналась Жучка Колина.
— Тогда давай сложим эти половинки. Тогда одна из нас будет бояться, а другая не будет бояться!
— Ладно! Гав-гав!

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Тогда давай я буду бояться, а ты не будешь бояться.
— Ладно! Гав-гав!..
— Тогда чего же ты! — рявкнула Жучка Петина. — Хватай! Хватай его за ногу!
— Нет уж! Давай лучше я буду бояться, а ты не будешь! — тявкнула Жучка Колина.
А плюшевый тигр в ужасе мчался посреди улицы, прижав к голове круглые уши.
Прохожие шарахались от него с перекошенными от страха лицами, кто громко вскрикивая, а кто наоборот, молча закрывая рот ладонью.
Что касается старушек, то они сразу же падали в обморок.
Пока тигр добежал до угла и свернул на Садовую улицу, в обморок упали пять старушек: Нина Васильевна, Анна Петровна, Валентина Семёновна, Лидия Степановна и Олимпиада Ильинична.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

А за тигром бежала толпа народа. Те, кто были очень смелые, бежали очень быстро. Те, кто были потрусливее, бежали помедленнее.
Впереди всех бежал милиционер и громко свистел в свой свисток. За ним бежал высокий старый дворник. Он был тоже очень смелый, потому что для своего возраста он бежал очень быстро. Его длинная белая борода развевалась по ветру и щекотала лицо бегущего позади него толстого гражданина с двумя толстыми портфелями. Один портфель расстегнулся, и из него посыпались круглые удивлённые бублики.
А позади уже неслась целая толпа дядей и даже несколько смелых тётей.
Другой милиционер, который сидел в круглой стеклянной будке и не мог оставить свой пост и бежать за тигром, позвонил по телефону всем милиционерам и сказал: — Так мол и так. По Садовой улице в настоящее время бежит тигр и очень мешает уличному движению. Принимайте меры!..
Бедный, несчастный тигр!
Он никогда не бегал по улицам. Его совершенно оглушил этот крик и топот. К тому же, когда он падал из окна, у него порвались нитки на одной лапе. И теперь из этой лапы всё время сыпались опилки! Но какие это были опилки! Ведь не надо забывать, что они тоже во много раз увеличились.
Поэтому теперь из лапы плюшевого тигра сыпались на асфальт уже не опилки, а довольно-таки большие деревяшки.
Первым споткнулся и упал толстый гражданин с портфелем. Падая, он ухватился за длинную белую бороду бежавшего впереди дворника. Потому что, когда человек падает, у него остаётся слишком мало времени, чтобы как следует подумать, за что надо хвататься, а за что не надо.
Дворник упал на толстого гражданина, а сверху на них стали падать другие дяди и, наконец, даже некоторые смелые тёти, бежавшие позади всех.
Но вдруг со всех сторон послышалось: тр-тр-тр!
Это из разных переулков стали выезжать милиционеры на мотоциклах. Откуда-то появился грузовик. В кузове стояла большая железная клетка.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

С грузовика стали спрыгивать люди в синих комбинезонах. В руках они держали длинную и, наверно, очень крепкую сетку.
— Какие хитрые! — шепнула Жучка Петина Жучке Колиной. — Они нарочно делают вид, что идут ловить рыбу, а не тигра!
Неизвестно, о чём подумал тигр. Он жалобно завизжал и попробовал перепрыгнуть сразу через одного милиционера и один мотоцикл. Но люди в синих комбинезонах подскочили и ловко накинули на него сетку.
Толпа окружила тигра.
Тигр беспомощно лежал на боку и смотрел на всех испуганными, умоляющими глазами. То есть, конечно, не глазами, а пуговицами. Только не надо забывать, что эти пуговицы тоже увеличились. Раньше они были совсем маленькими. Теперь они стали большими, как пуговицы для пальто.
— Отпустите меня, пожалуйста! — вдруг завопил тигр громким голосом.
Толпа дрогнула и замерла.
— Дрессированный! — в восторге воскликнула какая-то румяная тётя в розовом платье. — Он, наверно, из цирка убежал!
— Дожили! — сказал толстый гражданин, мрачно глядя на свои похудевшие портфели. — Уже тигры стали разговаривать!
— Отпустите меня! Я — Серёжин! — опять закричал плюшевый тигр умоляющим голосом.
— Какой разговорчивый! — радостно сказала румяная тётя. — Серёжин — это, наверное, фамилия укротителя.
— У нас утюг включён! Понимаете! Понимаете?! — в полном отчаянии крикнул тигр.
— Понимаю, понимаю! Он хочет сказать, что новый номер с утюгом включён в программу…

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Но тут люди в синих комбинезонах ловко сунули тигра в клетку, и машина тронулась. На тротуаре осталась только куча бывших опилок. Взволнованная толпа ещё долго не расходилась, горячо обсуждая, что лучше: говорящие тигры или говорящие попугаи?

Глава пятая

Между тем в цирке в большой железной клетке сидел совершенно настоящий живой тигр. Шершавым, похожим на тёрку языком, он лизал свою большую лапу.
Это был очень талантливый, умный и знаменитый тигр. За всю свою жизнь он ни разу никого не съел и даже не укусил. Укротитель, который его укрощал, иногда с радостной улыбкой совал свою голову прямо к нему в пасть.
Но к старости характер у тигра испортился. Он стал мрачным и подозрительным. То ему казалось, что во время выступления его нарочно плохо освещают, то музыка играет какая-то совсем неподходящая.
— Два представления в день! — сердито бормотал он. — Безобразие! Хотят, чтобы я работал, как верблюд. Не успел отдохнуть от ребячьего визга — выступай для взрослых… Это всё интриги… Это всё дрессированные обезьяны…
Тигр, сонно рыча, улёгся поперёк клетки.
— Знают, что я культурен и прекрасно воспитан… — продолжал он ворчать. — Вот и пользуются… А вот если бы я был простым, диким тигром…
И тигр мрачно запел такую песню:
В джунглях зелёных,
Жёлтых, пурпурных
Бегает много зверей некультурных.
Скачут там мои сестрицы — тигрицы.
Скачут там мои братишки — тигришки.
Ходит мама там — тиграмма.
Ходит папа там — тиграпа.
Ходят дяди там и тёти:
Всё тигряди и тигрёти.
Если в лапы,
Если в лапы
К ним случайно попадёте, Вы, конечно, пропадёте…
Голос тигра звучал всё тише и тише… Он закрыл глаза с рыжими ресницами. Но ему так и не удалось заснуть.
Неожиданно дверь клетки с лязгом открылась, и люди в синих комбинезонах втолкнули туда ещё одного тигра.
Но что это был за тигр! Мятый, грязный, с круглыми перепуганными глазами, с высунутым языком…
Старый тигр вскочил на ноги. Его глаза от ярости стали сначала совершенно зелёными, потом совершенно жёлтыми, а потом совершенно красными. Можно было подумать, что у него не глаза, а настоящий светофор.
Как?! Без его разрешения?! Не дав ему даже вздремнуть после обеда! И всё это при такой нагрузке!.. Видимо, они хотят, чтобы вечером он выглядел просто отвратительно…
— Защищ-щ-щайся! — заревел старый тигр, и эхо прокатилось под потолком.
— Не-не-не могу! — заикаясь проговорил тигр с круглыми глазами. — Мне не-не-нечем!..
Он широко открыл свой рот, как будто на приёме у зубного врача. Старый тигр невольно заглянул туда, как будто он действительно был зубным врачом, и замер потрясённый: во рту не было ни одного зуба! Ни единого!
Старый тигр от удивления тоже широко открыл рот. Так они просидели некоторое время, с изумлением глядя друг на друга.
Потом старый тигр с лязгом закрыл свою пасть и, вытянув шею, стал обнюхивать плюшевого тигра.
Сперва он понюхал его нос, потом хвост, потом ухо, потом заднюю лапу и вдруг отскочил в сторону.
— Деревяшки! — проревел он.
— Опилки! — стыдливо шепнул плюшевый тигр. — Я ими набит.
— Опилками? А где же кровь, мясо, кости и всё пррочее?
— Да ничего нет! — плюшевый тигр с виноватым видом развёл лапами. — Я же не настоящий, как вы. Я только так понарошку. Понимаете?
Но старый тигр ничего не понимал. И тогда плюшевый тигр, захлёбываясь и дрожа, рассказал ему всё.
— А что, этот твой Серёжа хороший мальчик?

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Ой! — в волнении воскликнул плюшевый тигр. — Ну, просто замечательный! Такой хороший! Такой хороший!.. Такой добрый… И отличник почти по всем предметам…
— А как относится к цирку? — спросил старый тигр.
— Обожает!
— Да… такому человеку надо помочь, — задумчиво проворчал старый тигр.
— Чем тут поможешь? Мы теперь погорельцы! — простонал плюшевый тигр. — Я так хотел ему помочь, да ничего не вышло. Тиграм почему-то не разрешают ходить по улицам.
Старый тигр с раздражением пожал рыжими плечами.
— Я тоже не. понимаю, почему нам нельзя ходить по улицам, как и всем остальным. Я считаю, что это всё интриги… Это всё дрессированные обезьяны…
— Серёженька мой! — всхлипнул плюшевый тигр. — Не уберёг я твои дневники!..
И тут на старого тигра посмотрели невыносимо грустные глаза. Наверно, в этот момент это были самые грустные пуговицы на свете.
Но вдруг суровое лицо старого тигра просветлело.
— Скажи мне, тигр понарошку! — рявкнул он. — А ты умеешь ходить на задних лапах? Ну, как люди ходят?
— Умею. Но ведь люди ходят одетые. А я, сами видите, какой… Голый…
Плюшевый тигр смущённо прикрыл морду лапой. Но старый тигр уже не слушал его. Он подскочил к железной двери. Он что-то лизнул языком, на что-то нажал плечом, и тяжёлая дверь клетки медленно отворилась.

Глава шестая

Схватив своей когтистой лапой мягкую лапу плюшевого тигра, старый тигр тащил его по длинному коридору.
— Гм… — ворчал он. — Я знаю, что налево должен быть кабинет директора, а направо костюмерная. Но дорого бы я дал, чтобы узнать, где это самое «лево», а где это самое «право». А у меня, как нарочно, никаких дел к директору…
Вдруг в конце коридора послышался топот каблуков и какие-то голоса. Старый тигр нервно оглянулся и вздрогнул.
— А вы не знаете, случайно, где ваша правая лапа? — вежливо спросил плюшевый тигр. — Обычно правая сторона бывает там, где правая лапа.
— Пр-р-редставления не имею!
— А какой лапой вы хватаете мясо?
— Вот этой! — радостно воскликнул старый тигр, поднимая правую лапу.
Каблуки по коридору топали всё громче и громче.
Плюшевый тигр торопливо толкнул носом какую-то дверь и вдруг очутился в полной темноте. Только два зелёных огонька светили страшным холодным светом. Это были глаза старого тигра. На мгновение огни исчезли — это тигр моргал глазами. В коридоре послышались голоса.
— Ох, милая моя! — сказал женский голос. — Второго тигра мне поручили!..
— Они идут сюда! — шёпотом прорычал старый тигр. — У меня могут быть неприятности… а дрессированные обезьяны…
— А ты справишься, моя дорогая? Теперь тебе за двумя тиграми убирать надо, — сказал второй голос.
Хлопнула дверь, голоса исчезли. Оба тигра вздохнули с облегчением. Старый тигр очень громко, а плюшевый тигр немного потише.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— А ну-ка пошарь лапой около двери. Там где-то должен быть выключатель, — приказал старый тигр.
Плюшевый тигр повернул выключатель и, взвизгнув не своим голосом, с глупым видом сел на хвост.
Он был ослеплён. Кругом всё струилось и переливалось. Дрожали в воздухе какие-то сияющие прозрачные ткани. Между ними на стенах висели тяжёлые бархатные плащи и прекрасные шляпы, украшенные сверкающими перьями. А уж золота и драгоценных камней было сколько угодно!
Перед зеркалами на маленьких столиках стояли красивые бутылочки, лежали кольца, бусы и даже пистолеты.
— Здесь почти так же красиво, как в джунглях, правда? — спросил старый тигр.
Плюшевый тигр с восторгом кивнул головой:
— Да, почти так же красиво, как в игрушечном магазине!
— Выбирай себе всё, что пожелаешь! — сказал старый тигр, царственным жестом указывая на стены.
Но вдруг он увидел, что плюшевый тигр, сгорбившись, сидит на полу и торопливо закалывает булавками большую дырку на своей лапе.
— Чепухой занимаешься! — неодобрительно рявкнул старый тигр.
— Так ведь я через эту дырку весь высыплюсь!.. Я и так уже похудел… — тихонько шепнул плюшевый тигр, поднимая на него смущённые круглые глаза.
— Ну, ты будешь одеваться или нет? — рассердился старый тигр.
— Извините… Я с удовольствием… Спасибо большое…
— Ну ладно, — смягчился старый тигр. — Тогда я советую тебе надеть вон ту коротенькую розовую юбочку с блёстками. Она очень мила!
Плюшевый тигр с сомнением приложил к своему животу розовую юбочку.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Она мила, но мала! Она… на тигрёнка!
— Тогда надень клоунский костюм. Вот этот оранжевый с синими горошками. Или этот плащ со звёздами.
Плюшевый тигр с виноватой улыбкой поспешно стал натягивать на себя клоунский костюм.
— На твоём месте я обязательно надел бы эту шаль. Какая р-роскошь! — промурлыкал старый тигр, накидывая себе на плечи зелёную индийскую шаль с золотыми полосками. — Мне идёт зелёный цвет, правда?

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

И старый тигр запахнул шаль на груди и, приоткрыв одно плечо, стал медленно поворачиваться перед зеркалом, томно полузакрыв глаза.
— Ну что ты стоишь, как деревяшка? — с досадой обернулся он к плюшевому тигру, который с убитым видом стоял посреди комнаты в широкополой ковбойской шляпе и в красных сапогах со шпорами. — Ну что ты вырядился под кота в сапогах? Ты же не на маскарад собираешься! Надень что-нибудь человеческое!
И он бросил ему чёрный фрак с большой белой хризантемой в петлице. — Это очень мило! И очень эффектно! Если тебя научить изящно кланяться… и как следует осветить… — бормотал он, помогая плюшевому тигру надеть фрак.

Плюшевый тигр тоскливо замотал головой.
— Извините меня, настоящий тигр… — робко проговорил он. — Вы так обо мне заботитесь… Спасибо большое… Но, понимаете, всё это как-то не совсем то… У меня внешность и так заметная… И так на меня все смотрят… Мне бы что-нибудь попроще, поскромнее…
— Так бы и сказал, — проворчал старый тигр и стал рыться в куче вещей, лежавших в углу.
Оттуда прямо в плюшевого тигра полетели заплатанные валенки, старый овчинный тулуп и шапка-ушанка.
— Вот то, что мне надо! — дрожащим от радости голосом закричал плюшевый тигр.
— Это нашего сторожа тулуп. Неужели он тебе нравится? — презрительно фыркнул старый тигр. — Ну и вкусы у нашей молодёжи…
В это время в коридоре поднялась суматоха. Послышались какие-то женские голоса, похожие на звонки, и звонки, похожие на женские голоса.
— Милые мои! — громче всех кричал один женский голос. — То два тигра были, то ни одного на мою голову…
— Беги! — закричал старый тигр. — А я побегу обратно в клетку!
Вдруг плюшевый тигр подскочил к старому тигру и поцеловал его прямо в усатую колючую щёку. Старый тигр от изумления сел на пол.
— Всё у меня было, всё: слава, цветы, статьи в журналах… — всхлипнул старый тигр, — но никто никогда за всю жизнь меня не поцеловал…
А тем временем плюшевый тигр, подняв воротник и запахнув тулуп, мчался по коридору.

Глава седьмая

Плюшевый тигр выскочил на улицу.
Ярко и радостно светило солнце. По большой площади мчались разные машины. Всюду было очень много цветов: и на платьях, и на клумбах, и в цветочных киосках, и даже на некоторых соломенных шляпах.
Тигр в растерянности остановился прямо посреди тротуара, и на него налетели сразу три девочки. Они шли под ручку, не желая расстаться даже на секунду. А все втроём они никак не могли пройти мимо тигра.
— Ой, девочки! — тихонько сказала одна девочка двум своим подружкам. — Ой, посмотрите, дедушка в тулупе и в валенках!
— Бедный, он, наверно, после болезни! — сказала вторая девочка двум своим подружкам.
Это была очень красивая рыжая девочка с золотистыми веснушками.
Ох и много же веснушек было у неё на носу! Казалось, что если она как следует потрясёт головой — они так и посыпятся на тротуар.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

А третья девочка сказала двум своим подружкам:
— Такие вот старенькие всегда любят, когда тепло. Вот мой дедушка всегда надевает платок моей бабушки… Даже летом.
Наконец, все три девочки, держась под ручку, боком пролезли мимо тигра и пошли дальше.
«Они хорошие, добрые», — подумал тигр и бросился вслед за ними.
— Скажите, пожалуйста, девчонки! — крикнул он им. — Как мне поскорее добежать до Садовой улицы?
Серёжа Скворцов всегда называл девочек девчонками, и плюшевый тигр тоже привык их так называть.
Шесть глаз с длинными ресницами заморгали так быстро, что на плюшевого тигра повеяло холодком.
— Я очень тороплюсь, девчонки! — жалобно проговорил тигр, от нетерпения стукая одним валенком о другой, как будто у него озябли ноги. — Возможно, у меня дома сейчас пожар! У меня там утюг остался невыключенным!..
— Ах! Ах! Ах! — вскрикнули три девочки.
— Дедушка! — закричала красивая рыжая девочка. — Вам не бежать надо, а вон там на первый троллейбус сесть. И как раз доедете.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Где?
— Вон там! Видите длинный хвост за углом?
— Хвост?!
— Ну, очередь, очередь! Видите?
— Спасибо, девчонки! — крикнул тигр и бросился через дорогу.
В это время к остановке бесшумно на круглых толстых шинах подкатил троллейбус. Двери открылись. Тигр отчаянно зарычал и, расталкивая всех, бросился первым.
— Гражданин, куда без очереди?! — закричала какая-то гражданка в лиловом прозрачном плаще. — Я вас не пропущу!
Она вцепилась сзади в плюшевого тигра. — Ай! — вдруг оглушительно взвизгнула она. — Ой! Хвост! Хвост! Я держу хвост! Держите меня! Мне дурно!..
Прозрачную гражданку усадили около окна и стали обмахивать газетами и журналами, уговаривая её успокоиться.
— Этот гражданин! — говорила она, хватая за руки сидящих рядом. — Этот гражданин… с хвостом…

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Передайте, пожалуйста, билет! — сказал совершенно лысый дядя, тронув за плечо плюшевого тигра.
— Пожалуйста! — вежливо согласился тигр, радуясь, что прозрачная гражданка хоть на минуту замолчала.
— Какая волосатая рука! — с завистью прошептал лысый дядя, уставившись на его лапу.
— Граждане, не забудьте оплатить проезд, — привычным голосом сказал водитель троллейбуса.
«Как же мне быть? — страдая подумал плюшевый тигр. — Почему-то у игрушек никогда не бывает денег. Даже у кукол. А ведь мы тоже работаем. Неужели придётся проехать плюшевым зайцем? Как это неприятно…»
И вдруг тигр увидел в окно маму.
То есть, конечно, не свою маму (потому что, по правде говоря, невозможно увидеть в окно маму плюшевого тигра), а маму Серёжи Скворцова.
Она шла рядом с мамой Наташи Петровой.
Мелькнуло её милое лицо и голубая шляпка с пёрышком.
— Остановите, остановите троллейбус! — диким голосом закричал тигр.
— Нельзя, гражданин, — сердито сказал лысый дядя. — Если так останавливать троллейбус где кому понравится, мы и до вечера не доедем.
— Он ещё билета не купил, я видела… — привстала с места прозрачная гражданка.
— Граждане! — исступлённым голосом закричал тигр. — Люди! Слышите! У меня на столе горячий утюг! Понимаете? Этот стол вот-вот загорится!
Пассажиры заволновались:
— Остановите троллейбус!
— Выпустите старичка!
— Понимать надо! Беда случилась!
— Остановите машину! — вдруг громче всех закричала прозрачная гражданка. — Человек на пожар опаздывает!
В троллейбусе, где только что было ужасно тесно, сразу образовался проход, похожий на тропинку в густом лесу.
Двери раскрылись. Тигр выскочил из троллейбуса и бросился в погоню за голубой шляпкой с пёрышком.

Глава восьмая

Голубая шляпка была всё ближе и ближе. Плюшевый тигр уже протянул лапу, но вдруг дорогу ему перебежала какая-то гражданка. Она тащила за собой малыша, а малыш тащил за собой грузовик с прицепом.
И вот эта самая игрушка с прицепом испортила всё дело. Плюшевый тигр почему-то с огромным уважением относился ко всем игрушкам. Поэтому он остановился и ждал, пока грузовик с прицепом проедет мимо.
А обе мамы тем временем вошли в парикмахерскую.
Тигр вбежал вслед за ними.
На вешалке, покачиваясь на резиночке, висела мамина голубая шляпка с пёрышком. А сама Серёжина мама вошла в стеклянную дверь и села в кресло перед зеркалом. К ней подошла кудрявая девушка, и мама стала проводить пальцем по своим волосам и что-то ей объяснять.
Плюшевый тигр рванулся к стеклянной двери, но толстый швейцар, строго шевеля усами и бровями, преградил ему путь.
— Нельзя, гражданин, это дамский зал! Вон там мужской зал. Займите очередь, и вас обслужат!
— Да мне на одну минутку!..
— Нельзя гражданин, уже сказано вам, нельзя!
— Да мне!..

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Но швейцар так грозно зашевелил усами, что плюшевый тигр попятился и покорно опустился на стул. С тоской посмотрел он сквозь стеклянную дверь на мамин затылок, который становился всё более кудрявым.
В это время в дверях мужского зала, помахивая белой салфеткой, появился необыкновенно красивый молодой человек. От него прекрасно пахло сиренью, жасмином, ландышами, гвоздикой и розами. Можно было подумать, что под своим белым халатом он весь состоял из одних букетов цветов.
— Заходите, дедушка! Подстрижём, побреем!
«Я же не лев… — с ужасом подумал плюшевый тигр. — Это вот льва и постричь и завить даже можно… а… меня нельзя…»
— Разденьтесь, гражданин! — строго сказал швейцар.
— Не хочу! — жалобно простонал тигр.
— А ну, разденьтесь! — грозно сказал швейцар и потянул тигра за воротник.
Что было делать? Тигр покорно дал снять с себя тулуп и остался во фраке с хризантемой в петлице.
— Ишь, во фраке, а штаны полосатые. Да ещё в обтяжку, — с презрением проворчал швейцар. — Возьмите номерок!
И он сунул ему в лапу какую-то железку с металлическим колечком.
Молодой человек в белом халате посмотрел на тигра и захихикал, но сделал вид, что чихает.
— Пожалуйста, — сказал он, распахивая перед тигром стеклянную дверь мужского зала.
«Отсюда я тоже могу наблюдать за мамой», — решил тигр, усаживаясь в кресло.
Одной лапой тигр придерживал под фраком свой хвост, чтобы его никто не заметил, в другой держал номерок.
«Куда мне девать эту железку?» — подумал он и быстро сунул номерок прямо в рот.
Молодой парикмахер увидел это в зеркало и захихикал, но сделал вид, что кашляет.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Вас побрить? — спросил он, оборачивая вокруг шеи тигра белую салфетку.
И вдруг плюшевый тигр увидел Серёжину маму. Она надевала голубую шляпку на свои новые удивительные кудряшки. Рядом с ней стояла Наташина мама. На голове у неё были такие же красивые кудряшки.
— Ах! — вскрикнул тигр и проглотил номерок вместе с металлическим колечком.
Конечно, если у тебя в животе и до этого было полно опилок, так ещё один номерок почти не меняет дела.
А парикмахер, решив, что это «ах» обозначает «да», сейчас же опустил короткую кисточку, похожую на заячий хвост, в серебряный стаканчик, набрал на неё много-много белого пушистого мыла и густо помазал им одну щёку тигра.
Тигр вскочил, фыркая и отплёвываясь, и, оттолкнув парикмахера, выскочил из мужского зала.
— Отдайте мне мою шкуру! — закричал он, бросаясь к швейцару.
— А где номерочек, гражданин?
— Проглотил я ваш номерочек!
— Что-о-о? — от изумления швейцар так высоко поднял свои густые брови, что они исчезли под волосами. — За потерянный номерочек платите штраф!

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Да он не потерянный, он проглоченный, понимаете?
— Платите штраф или я милиционера позову! — грозно сдвигая свои густые брови, рявкнул швейцар.
Но вместо ответа тигр с отчаянным видом хлопнул себя лапой по животу, и номерок слабо звякнул где-то у него внутри.
— Батюшки! — завопил швейцар, бросаясь к нему. — Как же вы так, голубчик мой?! Разве можно?.. Что же теперь делать? Может, вам водой запить этот номерочек?
И швейцар дрожащими руками стал наливать из графина воду в стакан.
— А вот один мой знакомый парикмахер гребёнку проглотил, — просовывая голову в стеклянную дверь, прошептал молодой парикмахер. — Так он…
Но швейцар так посмотрел на него, что тот мгновенно скрылся за дверью.
— Голубчик мой, прямо в больницу идите! — умоляюще твердил толстый швейцар. — Без очереди! Так и скажите: я, мол, номерочек проглотил… И, главное, без очереди…
Но тигр уже не слушал его. На ходу натягивая на себя тулуп, он выскочил из парикмахерской.

Глава девятая

— Мама! Мамочка! — громко закричал тигр и бросился за голубой шляпкой с пёрышком.
Но мамы даже не оглянулись. Ведь каждая мама знает голос своего ребёнка, и они думали, что это какой-то совсем другой ребёнок зовёт совсем другую маму.
Тигр догнал их и, расставив лапы, преградил им дорогу. От радости и волнения он совершенно забыл слово «утюг». Ведь всё-таки его голова была набита опилками, и поэтому память у него была неважная. Стихи, например, он вообще не мог запомнить.
— У вас на столе стоит… этот самый, понимаете? — волнуясь и тяжело дыша, закричал он. — Который всё бельё… это самое!..
Обе мамы с ужасом смотрели на него, бледнели и пятились назад. Плюшевый тигр в отчаянии лепеча какие-то слова, схватил за руки Серёжину маму и потащил её за собой. Серёжина мама упиралась — её каблуки скользили по асфальту.
— Отпустите меня! Я вас не знаю, гражданин! — волновалась она.
— Нет, вы меня знаете! Вы вчера на меня сели, когда я на диване лежал!
— Вы с ума сошли! — чуть не плакала Серёжина мама, стараясь вырвать свою руку.
— Такси! Такси! — что есть силы кричала в это время мама Наташи Петровой и махала рукой проезжавшей мимо «Волге» с зелёным огоньком. Такси остановилось.
И тут Наташина мама, крепко вцепившись в руку Серёжиной мамы, изо всех сил потянула её к себе.
Бедная Серёжина мама! Ещё немного, и её вообще разорвали бы на две половинки. Что бы сказал тогда Серёжа?
Мамины очки сползли на самый кончик носа. Красивые кудряшки перепутались. Выражение лица у Серёжиной мамы было именно такое, какое бывает у человека, которого изо всех сил тянут в разные стороны. Тигру стало невыносимо жаль Серёжину маму, и он выпустил её руку. В лапах у него осталась только её коричневая сумочка.
Обе мамы моментально прыгнули в машину.
В машине мамы быстро поцеловались и прижались друг к другу.
— Научитесь вести себя по-человечески! — крикнула Наташина мама, и такси уехало.
— Я должен догнать её, — простонал тигр.
Тут было уже не до церемоний!
Схватив мамину сумочку в зубы, тигр встал на четыре лапы и огромными скачками помчался по улице.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Ох, что это было за зрелище!
Мыльная пена слетала у него с морды, как у загнанной лошади. Полы тулупа развевались по ветру. Из-под чёрного фрака с жалким видом торчал полосатый хвост.
Раздался резкий свисток.
Тигр испуганно вскочил на задние лапы.
К нему угрожающе медленной походкой направлялся милиционер. Он был в тёмно-серой форме, со светло-синими холодными глазами.
Мгновенно собралась толпа.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Задавили? Задержали? — взволнованно спрашивали те, кто стоял в дальних рядах и ничего не видел. В толпе вертелись и тоже волновались какие-то две собаки.
— Нехорошо, гражданин, на четвереньках по улице бегать? Не положено, — строго сказал милиционер. — Как ваша фамилия?
— Моя… фамилия?..
— Конечно, ваша. Я же с вами разговариваю.
— А разве обязательно, чтоб была фамилия?.. — пугливо озираясь, спросил плюшевый тигр.
— Попрошу ответить, — нахмурился милиционер.
— Разве у них всех есть фамилии?.. — плюшевый тигр дрожащей лапой указал на собравшуюся толпу.
— Гражданин! — сказал милиционер, и взгляд его стал холодным и острым, как сосулька. — В последний раз спрашиваю: как ваша фамилия?
— Моя фамилия? — с мольбой глядя на милиционера, пробормотал тигр. — Моя фамилия?.. 3-э-э… Я же плюшевый!
— Так вот, гражданин Плюшевый, — твёрдо и строго сказал синеглазый милиционер. — Вас придётся отправить в милицию.
«Всё кончено! — в ужасе подумал тигр. — Из милиции один путь — в клетку. А утюг тем временем… Прощай, дневники! Прощай, мамина шубка!..»

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

И тут на милиционера посмотрели ужасно испуганные глаза. Наверное, в этот момент это были самые испуганные, самые скорбные пуговицы на свете.
Потом тигр задрожал всем телом и пошатнулся. Лапы у него подкосились. Усы вяло повисли. Голова упала на грудь.
— Вам плохо, товарищ Плюшевый? — с тревогой спросил милиционер, подхватывая тигра под локоть.
И плюшевый тигр увидел, что его синие глаза стали добрыми и тёплыми, как будто в них что-то растаяло. Глаза милиционера стали, как летнее небо.
— Обопритесь на меня. Сейчас мы вас отправим в больницу!
— Нет-нет-нет! Не надо! Это минутная слабость! — закричал тигр.
— Присядьте на скамеечку, товарищ Плюшевый!
И милиционер, ласково и крепко поддерживая тигра под локоть, повёл его к маленькому скверику. Там он усадил его на скамейку, позади которой рос большой куст сирени и мирно жужжали разные насекомые.
— Может, всё-таки вызвать «скорую помощь», товарищ Плюшевый? — заботливо спросил милиционер.
Тигр отрицательно замотал головой. Милиционер приложил руку к козырьку и ушёл. Толпа разошлась.
«Эх я, плюшевый осёл! — с отчаянием подумал тигр. — Надо было мне всё этому милиционеру рассказать. Он — добрый!.. Он бы помог!..»
Тигр поднял голову, но синеглазого милиционера нигде уже не было видно. Наверно, он пошёл искать других нарушителей.
Что было делать? И тут плюшевый тигр не выдержал… Он обхватил морду лапами и горько заплакал.
Из глаз его брызнули слёзы, размером с электрическую лампочку для карманного фонарика.

Глава десятая

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

А тем временем за кустом сирени сидели Жучка Петина и Жучка Колина. Вы думаете, они там отдыхали, дышали свежим воздухом и нюхали цветы? Ничего подобного! Они даже не ловили разных вкусных жуков, которые с жужжанием проносились мимо них. Просто они запомнили этот куст и решили прийти сюда за жуками в следующий раз.
А пока что они сидели, сунув морды в сирень, и смотрели сквозь ветки на неизвестного с хвостом.
— У этого неизвестного на одну шкуру надета ещё одна шкура! — шёпотом прорычала Жучка. Петина.
— Тогда, значит, это человек! — откликнулась Жучка Колина.
— Но у него есть хвост!
— Тогда, значит, это тигр!
— Нет, не нравится мне этот неизвестный с хвостом! Если у тебя хвост, так не носи шубу. А если у тебя шуба, так не носи хвост!
— Да, тут уж одно из двух! — согласилась Жучка Колина.
— Вот что! — решительно рявкнула Жучка Петина.
— Что? — с трепетом тявкнула Жучка Колина.
— Давай бросимся на него и вместе залаем: «Лапы вверх!» Если он человек, то он поднимет две лапы, а если он тигр — он поднимет сразу четыре!
Обе Жучки припали к земле, оскалили белые зубы и приготовились к прыжку.
И вдруг они услышали горькие вздохи и всхлипывания.
— Плачет! — растерянно сказала Жучка Петина.
— Рыдает! — подтвердила Жучка Колина.
— Жалко! — не выдержала Жучка Петина.
— Бедный! — добавила Жучка Колина.
И Жучка Колина, подняв морду, тихо завыла от жалости. Даже Жучка Петина, несмотря на свой суровый и мужественный характер, вытерла мокрый нос красным тюльпаном.
А до них доносились душераздирающие всхлипывания и ужасные звуки: «Кап-кап-кап!»
Выдержать это было просто невозможно. И обе Жучки с серьёзными мордами обогнули с разных сторон жужжащий куст сирени и подошли к плюшевому тигру.
— Неизвестный с хвостом! — торжественно сказала Жучка Петина. — Мы ваши друзья!
Плюшевый тигр вздрогнул от неожиданности и с испугом уставился на Жучек. Но он увидел перед собой честные собачьи глаза. Эти глаза были полны такой доброты, такого сочувствия, что плюшевый тигр не выдержал. Горестно всхлипывая и дёргая носом, он рассказал им всё…
— А как ваш Серёжа относится к собакам? — деловито спросила Жучка Петина.
— Всю жизнь мечтал завести… Но мама не позволяет… А теперь и вообще собаку держать негде будет… — всхлипнул тигр и безнадёжно умолк.
— Обычная история. Все нас хотят завести, да родители не позволяют… — чтобы поддержать разговор, сказала Жучка Колина, глядя в одну точку.
— Такому человеку надо помочь! — сказала Жучка Петина. — Скажите, в какое кино пошёл ваш мальчик?
Плюшевый тигр горько улыбнулся:
— Если бы я знал… У нас тут три кинотеатра в районе — «Пламя», «Знамя» и «Юное племя»…
— Послушайте, Неизвестный с хвостом! — вдохновенно воскликнула Жучка Петина. — Вот что! Дайте нам какую- нибудь Серёжину вещь. Мы её как следует понюхаем, возьмём след и найдём вашего Серёжу!

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Ох! — плюшевый тигр в отчаянии схватился за голову. — Да где же я возьму вам Серёжину вещь?
Обе Жучки понуро опустили свои одинаковые головы. Но вдруг радость осветила лицо плюшевого тигра… Он рванул на себе тулуп и распахнул фрак.
— Нюхайте меня! — радостно закричал он. — Я — Серёжина вещь.

Глава одиннадцатая

Жучка Петина и Жучка Колина уверенно шли по следу. Следы вели прямо к кинотеатру «Юное племя». Жучки бежали рядом, почти скользя носами по асфальту. Через некоторое время Жучка Петина подняла голову и строго спросила Жучку Колину:
— Чуешь?
— Ага! — ответила Жучка Колина. — Чую большие круглые следы сандалий… рядом маленькие узкие следы туфель…
— Большие следы — это Серёжины! — растроганно пробормотал тигр. — Для его возраста у него очень большая нога!
Но вместо того, чтобы идти прямо к кинотеатру, Жучки свернули к голубому киоску с надписью «Кондитерские изделия». Из киоска выглядывали разные конфеты, печенья и весёлая тётя в белой наколке. Жучки подбежали к киоску и остановились.
— Чуешь? — деловито спросила Жучка Петина.
— Чую! — серьёзно ответила Жучка Колина. — В этой красивой голубой конуре «большие следы» купили две «мишки». Одну себе, а одну — идущим рядом «маленьким следам»…
— Уважаемые Жучки! Пожалуйста, если можно, поскорее! — простонал плюшевый тигр.
Но Жучки не обратили на его слова совершенно никакого внимания.
— Извините, мы на работе, — небрежно бросила Жучка Петина.
Наконец Жучки свернули к кассам кинотеатра. Тигр торопливо открыл дверь и пропустил их вперёд. Жучки внимательно обнюхали каждый квадратный сантиметр пола.
Тигр вне себя от волнения не сводил с них глаз.
— Чуешь? — рявкнула Жучка Петина.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Чую! — деловито ответила Жучка Колина. — Здесь «маленькие следы» встали на цыпочки и вертелись от нетерпения, а «большие следы» с досады топнули правой ногой.
— Эх! — простонал плюшевый тигр. — Значит, билетов не достали… Уважаемые Жучки! Пожалуйста, побежим скорее к «Знамени»!
К счастью, кинотеатр «Знамя» был тут же рядом, за углом. Но не тут-то было! Жучки одновременно свернули к белому ящику на колёсах с голубой надписью «Мороженое».
Около ящика толпились девчонки и мальчишки и с наслаждением лизали мороженое розовыми языками.
— Чуешь? — спросила Жучка Петина.
— Чую… — разнеженным голосом ответила Жучка Колина. — Не следы, а мечта… даже тротуар сладкий… Я считаю…
— Своё мнение выскажешь потом! — резко оборвала её Жучка Петина.
— «Маленькие следы» держат в зубах эскимо, — виноватым голосом доложила Жучка Колина. — А «большие следы» смотрят на «маленькие следы» и…
Тут плюшевый тигр застонал так глухо и отчаянно, что Жучки, молча переглянувшись, бросились к кассам кинотеатра.
Но, не добежав до входа, они остановились перед большой жёлтой доской, на которой было что-то написано чёткими синими буквами.
— Следы останавливаются. Они не идут к кассам! — удивлённо пролаяла Жучка Петина.
— «Маленькие следы» загрустили. Видите, носки вместе, а пятки врозь! — добавила Жучка Колина.
— А что, что здесь написано? — нетерпеливо допытывался тигр.
Обе Жучки с недоумением пожали своими одинаковыми плечами.
Жучка Петина сказала с досадой:
— Мы умеем читать только то, что пахнет. А буквы не пахнут.
— Ну-ка, мальчик, прочитайте, пожалуйста, что здесь написано! Я очень… я очки дома забыл, — поспешно сказал тигр худенькому симпатичному мальчику. Мальчик стоял и с большой грустью смотрел на объявление.
Мальчик покрутил головой на длинной шее и сказал отчаянным голосом:
— Дети до шестнадцати лет не допускаются. Вам-то что, дедушка… Вы-то уже после шестнадцати!..
Но когда симпатичный мальчик оглянулся, то около него уже никого не было.
Дедушка с двумя собаками, мелькая подшитыми валенками, с необыкновенной скоростью мчался по переулку.
— Значит, Серёжа и Наташа в «Пламени»! — на бегу крикнула Жучка Петина.
Плюшевый тигр ахнул и споткнулся.
— Нет, нет, нет! — отчаянно воскликнул он. — Это, может быть, квартира в пламени, а Серёжа и Наташа в кино!
— Так я и говорю в кино. Если их нет в «Знамени», значит, они в «Пламени»!
— Осторожнее выбирайте выражения! — задыхаясь простонал тигр, прижимая лапу к левой стороне груди.

Глава двенадцатая

На этот раз Жучка Петина и Жучка Колина, пробежав мимо газированной воды, мимо конфет, мимо мороженого, сразу бросились к кассам кинотеатра. Их не очень белые хвосты замелькали между брюками, юбочками и разноцветными носками.
Чувствуя слабость во всём теле, плюшевый тигр прислонился к стене.
«Следы, следы, — безнадёжно подумал он. — Одни следы… Но этого ещё недостаточно. Следы — это ещё не мальчик… И следы — это ещё не девочка…»
Но вдруг Жучки выскочили из толпы и замерли, опустив головы. Можно было подумать, что их носы приклеились к каменному полу.
— Они купили билеты! — в один голос закричали обе Жучки, глядя на тигра сияющими глазами.
— Значит, они здесь? — усталым, но счастливым голосом воскликнул тигр, с нежностью глядя на кинотеатр. — Я пойду к Серёже!
Тигр распахнул тяжёлые светлые двери.
Навстречу ему со стула поднялась строгая и сердитая тётя. Тигр хотел проскочить мимо, но билетёрша привычной сильной рукой ухватила его за тулуп.
— Гражданин, ваш билет!
Тигр с надеждой и тоской взглянул ей в лицо. Но её лицо было суровым и строгим. Холодно и жёстко смотрели на тигра маленькие глаза. Билетёрша стояла и своими тяжёлыми руками загораживала ему дорогу.
Конечно, в крайнем случае, можно было через неё перепрыгнуть. Но плюшевый тигр не решился на это. Он жалобно застонал и выскочил на улицу.
— Не пускают! — с отчаянием сказал он Жучкам. — Надо поискать другой выход… То есть другой вход…
— Неизвестный с хвостом! А может быть, вам забраться по пожарной лестнице? — осторожно предложила Жучка Петина.
— Скорее! Ведите меня туда! — закричал тигр и мрачно добавил: — Для меня теперь все лестницы пожарные.
Плюшевый тигр и обе Жучки сломя голову побежали вдоль дома и свернули на тихую улицу.
С этой стороны кинотеатр был не окрашенный, а просто кирпичный. И уютно пристроившись около водосточной трубы, прямо на крышу вела пожарная лестница.
Тигр поднял голову.
Где-то наверху было голубое небо. Туда не надо было лезть. А немного пониже ярко блестела зелёная крыша. Кроме голубей, на крыше были ещё какие-то полукруглые окошки. Может быть, они вели в зрительный зал?
— Эх! — сказал тигр таким голосом, в котором сразу смешалось и отчаяние, и страх, и любовь к Серёже, и ещё много каких-то чувств, но уже не таких важных.
Тигр торопливо и неловко полез по лестнице, а взволнованные Жучки замерли, задрав головы.
И вдруг они увидели, что навстречу тигру, который карабкался вверх, спускается маляр с ведром и кистью в одной руке. Это, наверно, он красил зелёную крышу в зелёный цвет.
Ему было очень неудобно спускаться вниз, держа в руке кисть и тяжёлое ведро, в котором оставалось ещё на полкрыши зелёной краски. Поэтому маляр смотрел на ведро и совсем не смотрел вниз.
«Что это? — подумал плюшевый тигр, вытирая с носа большую и жирную зелёную каплю. — Кажется, пошёл зелёный дождь?»
И тут случилось самое страшное.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Маляр, желая спуститься на одну перекладину вниз, поставил ногу прямо на голову плюшевого тигра. А плюшевый тигр, желая подняться на одну перекладину вверх, ухватился за ногу маляра.
— Ай! — одновременно вскрикнули оба.
Ведро с краской полетело вниз и шлёпнулось на тротуар. Можно было подумать, что на тротуаре мгновенно вырос хорошенький зелёный газончик. А кисть, которая полетела вслед за ведром, слегка задела одну Жучку и с ног до головы обрызгала другую Жучку.
— Ура! — в восторге закричала Жучка Петина. — Нас теперь с тобой не спутаешь! Теперь меня все будут звать — Жучка Очень Зелёная, а тебя — Жучка Не Очень Зелёная.
А на лестнице тем временем происходило следующее.
— Прошу Вас, пожалуйста, поднимайтесь вверх! — умолял тигр и лапой гладил ногу маляра.
— А ну, спускайся вниз, хулиган! — в ярости рычал маляр, как будто именно он и был тигром.
Тигру пришлось уступить. Шаг за шагом, перекладина за перекладиной спускались они вниз.
Тигр первым спрыгнул на землю и бросился наутёк.
— Куда, голубчик? — закричал маляр, догоняя тигра и хватая его за шиворот. — Я тебе сейчас уши надеру!
«Меня нельзя драть за уши! — со страхом подумал плюшевый тигр. — У меня и так уже одно ухо плохо держится…»
И вдруг маляр увидел белые усы тигра, торчащие из-под воротника. Лицо сердитого маляра сразу же изменилось. Он глубоко вздохнул, виновато повертел головой и почесал в затылке.
— Дедушка, — сказал он тихо. — Ты уж извини меня!.. Может, я что не так сказал. Я думал так… Мальчишки балуют… Как хорошая картина, так они все на крышу лезут… А директор на чердаке замок повесил…
Маляр подобрал кисть, взял ведро и, оставив на тротуаре зелёный газончик, пошёл прочь.
Плюшевый тигр тихо застонал.
— Может быть, подождём? — озабоченно сказала Очень Зелёная Жучка, которая прежде была Жучка Петина.
— Что вы! Что вы! — в ужасе закричал плюшевый тигр. — Ждать нельзя ни минуты!
И плюшевый тигр помчался к главному входу.
— Я эту тётю попрошу! Я этой тёте объясню! — кричал он.
Плюшевый тигр распахнул тяжёлые светлые двери и вместе с Жучками ворвался в кинотеатр.
— Опять вы, гражданин! — поморщилась строгая билетёрша. — Сейчас же выведите ваших собак из помещения!
— Тётенька, миленькая!..

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Стыдно, гражданин. Пожилой человек, а ведёте себя, как мальчишка!
— Да я не пожилой человек и не мальчишка! Я — игрушка! — диким голосом закричал тигр.
Он сорвал с себя ушанку и распахнул тулуп.
— Что-о-о? — тоненьким голосом сказала толстая билетёрша.
— Видите, видите? — подскочил к ней тигр. — Видите, у меня не руки, а лапы? Вы их погладьте! Они мягкие, плюшевые. А вместо глаз у меня пуговицы. Потрогайте их, потрогайте! Мне только приятно…
Билетёрша протянула дрожащий указательный палец и дотронулась до зелёного глаза тигра.
— А лапа у меня булавками заколота! — продолжал кричать тигр, стаскивая валенок.
— Правда, булавки, — прошептала билетёрша.
— Видите, видите! — обрадовался тигр. — Я же вам говорил. И никакой я не зритель, а игрушка!
Билетёрша удивлённо всплеснула руками. Её строгое лицо стало совсем-совсем добрым.
— Я потерялся! — жалобно заныл тигр. — Я к своему Серёже хочу… А мой Серёжа кино смотрит…
— Ну ладно, ладно! — ласково сказала билетёрша. — Пойди вон около тех дверей постой. Как фильм кончится, так твой Серёжа из них выходить будет.
Плюшевый тигр бросился бегом через зал, уставленный круглыми столиками с газетами и журналами.
— А собачки тоже игрушечные?! — крикнула им вслед сердитая тётя, ставшая доброй. — Ну, это уже ни к чему, собачек зелёными делать! — добавила она, качая головой. — Неужто другого плюша не нашли?

Глава тринадцатая

Плюшевый тигр вместе с зелёными Жучками проскользнул в зрительный зал. Его пуговицы не сразу привыкли к темноте. Он только видел на фоне светлого экрана головы ребят. Круглые головы мальчишек с торчащими вихрами и ушами. И аккуратные головы девчонок с бантами различной величины.
Тигр, согнувшись, побежал вслед за Жучками.
Вдруг Жучки повернули носы в одну сторону.
— Здесь! — шепнула Жучка очень Зелёная.
— Пропустите, пожалуйста, разрешите пройти! — вполголоса умолял тигр, медленно протискиваясь в узкий проход между спинками кресел и ребячьими коленками.
И тут он увидел сидящих рядом Серёжу и Наташу Петрову. Они сидели совершенно неподвижно. В темноте их глаза казались серебристыми и прозрачными.
Что-то дрогнуло в груди тигра. Ему вдруг захотелось заплакать. К горлу подступил какой-то комок. Тигр протянул свою дрожащую лапу и схватил знакомую руку Серёжи.
— Утюг, утюг, утюг! — задыхаясь прошептал он.
На этот раз тигр от волнения забыл все слова на свете, кроме слова «утюг».
— Утюг, утюг, утюг!.. — вне себя твердил тигр, стараясь удержать в своих лапах вырывающуюся руку Серёжи. И вдруг Серёжина рука перестала вырываться.
— Утюг? — медленно повторил Серёжа и вскочил на ноги.
Тем временем Жучка Очень Зелёная и Жучка Не Очень Зелёная вздохнули с облегчением. Они, конечно, захотели воспользоваться случаем и посмотреть фильм. Потому что было совершенно неизвестно, когда они в следующий раз попадут в кино.
На экране в это время как раз показали забор, а на нём большую кошку с противными красивыми глазами. Обе Жучки оглушительно залаяли.
Ну и поднялась суматоха!
Плюшевый тигр кричал: — Скорее!
Серёжа кричал: — Бежим!
Наташа кричала: — Серёжа, ты куда?
Очень много голосов кричали: — Садитесь! Ничего не видно!
Поменьше голосов кричали: — Ай!
И всего один голос кричал: — Мама!
Но тигр мчался через зрительный зал и тащил за собой Серёжу. А за ними бежала Наташа и обе зелёные Жучки. Вихрем пролетели они мимо билетёрши.
Серёжа выскочил из кинотеатра и испуганными глазами уставился на тигра.
— Но кто же вы?.. — медленно проговорил Серёжа побледневшими губами.
— Об этом после, после! — торопливо закричал тигр. — Сначала надо выключить утюг!..
И все вместе они побежали по улице.
Четырнадцать ног замелькали в воздухе.
Но вдруг Серёжа остановился. Он сунул руку в один карман, потом в другой. Потом он покраснел. Глаза у него налились слезами. И он сказал задрожавшим голосом:
— Я забыл дома ключи от квартиры… Я, когда брюки гладил, их из кармана вытащил, а положить обратно забыл…

Глава четырнадцатая

Все замерли. Наступила тишина.
Наташа Петрова была хорошим товарищем. Она не стала кричать своим красивым, звонким голосом: «Ой!» или «Серёжка, как тебе не стыдно!», или «Какой ты рассеянный!». Нет, она знала, что сейчас для этого неподходящее время.
И вот все стояли, молчали и глядели на Серёжу. Серёжа пошевелил пересохшими губами, кашлянул и сказал с усилием:
— Надо скорее бежать… Может, слесаря найти, пусть он дверь взломает…
— Если только она есть, эта дверь… — мрачно пробормотал тигр и побежал вслед за Серёжей. На этот раз он бежал с трудом, напрягая все свои силы. Ему казалось, что его лапы набиты не деревянными опилками, а железными.
На углу Садовой улицы Серёжа оглянулся…
Он оглянулся и увидел, что Наташа Петрова исчезла. Просто как сквозь землю провалилась в неизвестном направлении.
«Понятно, — с горечью подумал Серёжа. — Она меня теперь презирает. Считает: пускай горит себе на здоровье…»
Тут Серёжа не выдержал и всхлипнул, а тигр, бежавший рядом, посмотрел на него с любовью и жалостью.
— Скажите, пожалуйста, Серёжа, — осторожно спросил он, — а больше ключей нет?..

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Есть… Только они у моей мамы в сумочке…
— В сумочке? В коричневой сумочке?! — закричал тигр, хватая Серёжу за плечи и поворачивая к себе. — Вот в этой?
Тигр высоко поднял локоть и показал болтавшуюся на нём мамину сумочку.
— Она! — закричал Серёжка, дрожащими руками хватая коричневую сумочку и встряхивая её. В сумке звонко и беспечно звякнули ключи…
Ох, как они бежали! Если бы это был командный забег, то команда Серёжи, плюшевого тигра и двух зелёных Жучек заняла бы несомненно первое место. Плюшевый тигр бежал так, как будто у него на лапах выросли крылья.
«Неужели от дома остались одни головешки?..» — с тревогой подумал тигр, сворачивая за угол.
Дом стоял на месте.
— Уф! — одновременно вздохнули Серёжа и плюшевый тигр.
Серёжа сразу же посмотрел на своё окно. Ветер захлопнул раму. Но из узкой щели тонкой струйкой шёл дым. Струйка была совсем маленькой. Просто можно было подумать, что на подоконнике сидит несколько человек и курят несколько папирос.
Серёжа, плюшевый тигр и зелёные Жучки стремглав бросились к подъезду.
Как они бежали по лестнице! Никакой лифт на свете не мог бы за ними угнаться. Из-под двери плоской струёй шёл дым.
Серёжа, дрожа, вставил ключ в замочную скважину и распахнул дверь.
Навстречу ему круглыми чёрными клубами повалил дым, как будто ему было тесно в квартире и он только того и дожидался, когда, наконец, откроется дверь.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Это… это!.. — в ужасе закричал тигр и попятился. Сквозь клубы дыма он увидел языки пламени.Огонь лизал стол, прыгал по стульям и карабкался вверх по розовым занавескам.
Серёжа что-то закричал и бросился в переднюю. Плюшевый тигр замер с протянутыми вперёд лапами.
— Мне туда нельзя! — простонал он. — Я весь сгорю… От меня останутся только глаза и… номерок!
— Помогите! — заорал тигр.
И вдруг — нет, просто можно было подумать, что эти слова волшебные — окно распахнулось, и в комнату один за другим стали прыгать пожарные.
Сквозь дым и пламя плюшевый тигр не мог их хорошенько разглядеть. Ему казалось, что вся комната полна пожарных. Он только заметил на голове одного из них сверкающую серебряную каску.
Наверно, это был самый главный пожарный.
— Ну, скорее! Скорее! — шёпотом торопил их тигр, от нетерпения прыгая на задних лапах.
Ох, какие храбрые были пожарные! Они полезли прямо в дым и пламя!
«Им хорошо! — с восхищением и завистью подумал тигр. — Они так легко не загораются… Счастливые… Они опилками не набиты…»
— Давайте воду! — крикнул главный пожарный. На мгновение в тёмном дыму блеснула серебряная каска. В ней отражались золотые языки пламени.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

И тотчас через всю комнату брызнула сильная струя воды.
Что тут началось!
Вода била и стегала огонь. Огонь пригибался, увёртывался и снова бросался на пожарных… Комната наполнилась густым серым дымом. Струя воды, как живая, двигалась по воздуху и даже опрокинула стул с высокой спинкой. На полу что-то выло, злобно шипело и плескалось.
Но всё это длилось очень недолго.
Дым рассеялся, и плюшевый тигр увидел, что огня больше нет.
Только чёрная копоть плавно летала в воздухе, и, как вулканы, дымились подушки на диване.
Тут откуда-то прибежало много соседей, а из ванной выскочил перепуганный и перемазанный Серёжа с ведром воды.
— Потушили! — с облегчением закричал он и уронил ведро на пол.
Плюшевый тигр вслед за соседями боком пролез в комнату.
Он глянул в окно и тихо ахнул. Во дворе стояли три ярко-красные пожарные машины. От одной из машин прямо к их окну тянулась длинная серебристая лестница.
— Ну, товарищи, кто же это утюг забыл выключить? А? — строго спросил самый главный пожарный. У него было смелое и очень загорелое лицо. Наверно, потому что он часто лазил в самый огонь.
И тут Серёжа так низко опустил голову на грудь, что даже подбородку стало больно.
Но главный пожарный ничего не сказал, а только погладил Серёжу по голове рукой в толстой брезентовой рукавице.
Наконец все разошлись. Пожарные пошли осматривать соседние квартиры, а соседи пошли вместе с ними.
Только в углу, прижавшись друг к другу, сидели две чёрно-зелёные Жучки, да посреди комнаты стоял Неизвестный, который разыскал Серёжу в кино.
Серёже стало даже как-то неудобно. Стоит чужой человек посреди комнаты. Стоит и молчит. Молчит и смотрит странными непонятными глазами.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

— Не узнаёте меня, Серёжа? — вдруг спросил Неизвестный каким-то грустным и укоризненным голосом. — Конечно, вы уже в игрушки не играете… Вы из меня уже выросли… И всё-таки…
Вдруг случилось нечто невероятное.
Неизвестный быстро стянул с себя валенки, сорвал с себя ушанку, сбросил на пол тулуп. Потом скинул со своих плеч что-то чёрное, и потрясённый Серёжа увидел перед собой огромного тигра.
Серёжа невольно вскрикнул.
Чёрно-зелёные Жучки залаяли измученными голосами.
В это время в дверях показалась мама.
И что за картина предстала её глазам!
В жидких полосах серого дыма болтались обгорелые занавески, размером не больше передника. Посреди комнаты ещё дымился обеденный стол, как будто он весь был заставлен тарелками с горячим супом, клетчатый диван стал полосатым. А среди остатков дыма и чёрной копоти металось что-то ярко-жёлтое. Мама, конечно, решила, что это огонь.
— Ах! — вскрикнула мама и упала в обморок.
Очки свалились у неё с носа.
И вдруг!.. Ой!..

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.

Этот Неизвестный с хвостом, этот полосатый тигр, начал быстро прыгать сквозь мамины очки. Он немного разбегался и прыгал, вытянув вперёд лапы, с каждым разом становясь меньше и меньше.
— Серёженька, пожалуйста, отнесите эту одежду в цирк… К настоящему тигру-у-у!.. — кричал он, и голос его становился всё тише и тише.
А когда мама пришла в себя, первое, что она увидела, — это был Серёжа, который с совершенно круглыми глазами стоял перед ней и прижимал к груди своего игрушечного плюшевого тигра. И вы думаете, мама стала его ругать? Ничего подобного!
Она стала его обнимать и целовать от радости, что с её сыном ничего не случилось.
Потом Серёжа открыл ящик стола и сказал:
— Тетрадки и дневники в порядке!
А мама открыла шкаф и увидела, что там всё тоже тихо и спокойно.
А усталые зелёные Жучки с удовольствием ели сахар, валявшийся на полу, рядом с разбитой сахарницей. Они были очень довольны. Ещё бы! Целая сахарница сахара! Это встречается в жизни не так уж часто…

— Но кто же вызвал пожарных? — спросила мама.
— Я! — ответила Наташа Петрова, появляясь в дверях. — Я позвонила по номеру 01 и вызвала пожарных.
— Верно! — сказал Серёжа. — Это ты правильно! 01. А я совсем забыл про это! Но я даю честное слово: больше я никогда ничего не забуду!
И тут Серёжа взял и поцеловал своего плюшевого тигра. Обычно мальчишки никого не целуют. Но вы сами понимаете, — это был совершенно исключительный случай.

Неизвестный с хвостом — Прокофьева С.